Восемь лохматых сил: новогодний тест-драйв собачьей упряжки

Как известно, Санта развозит подарки детям на оленьей упряжке. Инициатива благая, да и картина благолепная. У нас же олени в тот день имелись разве что в виде горячего блюда, и обкатать их не удалось. Зато вместо оленьей упряжки удалось «протестировать» собачью – и сегодня, в новогодние праздники, мы приглашаем вас на этот полушутливо-полусерьезный тест-драйв.

Это на первый взгляд упряжка выглядит транспортным средством примитивным: казалось бы, зацепил, зацепился – и покатил. Однако когда свое средство передвижения перед началом тест-драйва надо еще и собрать, задача становится куда интереснее. Более того, здесь все продумано получше, чем в иных автомобилях: для откручивания масляного фильтра не нужно иметь метровую руку с тремя локтями, а пробка заливной горловины не остается на ключе зажигания, гордо путешествуя с вами по АЗС. Собственно, и масляного фильтра-то тут нет, а заливная горловина вовсе без пробки, зато зубастая и почти всеядная. И компоновка двигателя необычная, и привод самый что ни на есть полный. Познакомимся поближе?

Хочешь поехать – собери их всех

Современные машины стали простыми, банальными и элементарными в управлении. Подошел, открыл, не доставая ключа, уселся, завел мотор нажатием кнопки – и двинулся по своим делам, нежась под потоками ароматизированного воздуха из климатической системы. То ли дело упряжка: хочешь поехать – собери все сам. Собери собак по территории, если не догадался привязать их с вечера, потом собери их в упряжку… Хорошо хоть нарту собирать не надо – по крайней мере, каждый день. Потому что и без нее забот тут хватает.



На фото: третий, пятый и восьмой цилиндры

Итак, начнем со сборки «мотора». Компоновка тут, как мы уже помним, необычная: это двухрядная «восьмерка». Бывают и другие конфигурации: к примеру, с семью «цилиндрами», и с пятью (привет, Audi и Volvo), и с другим их числом. Но нам повезло: у нас их полных восемь, а это, вдобавок, значит, что в упряжке будет два «вожака».

1 / 2

2 / 2

Да-да, это в обычном моторе все цилиндры одинаковые и равноправные (хоть система смазки иногда об этом и не знает), а здесь сборка усложняется иерархическими и функциональными тонкостями. Первыми (или первым) в упряжке становятся вожаки – это самые умные собаки, которые не только знают, но и выполняют команды «водителя». За ними идут тягловые пары – они выполняют более простую работу, следуя за впередиидущими компаньонами. Ну а поскольку нагрузка на собак увеличивается по мере приближения к нарте, которую они тащат, то последняя пара – это самые сильные (но не самые глупые) псы: они выполняют основную работу при старте с места, да и вообще особо не расслабляются при движении.

Как видно, такая двухрядная компоновка обеспечивает большую компактность силового агрегата при сохранении требуемой мощности и числа цилиндров (примерно тем же руководствовались создатели VR- и W-образных моторов). Осталось только собрать «движок» воедино: к счастью, тут не нужны инструменты, достаточно лишь немного силы и ловкости рук. Роль объединяющего цилиндры «блока» тут выполняет центральный потяг, от которого в стороны отходят постромки. Каждая собака крепится двумя постромками. Передний постромок короткий и цепляется за ошейник: его основная роль – направлять собаку вдоль осевой линии, не позволяя ей шнырять вправо-влево. Задний постромок более длинный, и он-то как раз является элементом «трансмиссии», передавая тягу от лап к нарте. У первого ряда собак передних постромков нет, они соединяются одним постромком только между собой – это позволяет рулить им и ими, направляя упряжку, куда следует.

Привод

32х32

Огромное преимущество упряжки перед почти любым колесным транспортным средством (кроме разве что какого-нибудь Шамана) – это полный, полнейший привод. В нашем случае это 8х8 или даже 32х32, если считать по-честному. Такой расклад позволяет трогаться практически в любых условиях, а поскольку «шины» здесь весьма «шипованные», то и пробуксовка почти исключена. Куда важнее справиться с избытком тяги на старте, чем задуматься о ее возможном недостатке.

Но и вопрос комфортного старта здесь тоже решен! В машине за плавное трогание с места отвечает сцепление (зачастую с дорогущим двухмассовым маховиком), а здесь все гораздо бюджетнее в ремонте и проще по конструкции. Чтобы каюр (а именно так называют «погонщика», ездока или водителя), стоящий на полозьях позади нарты, смог удержаться за нее озябшими руками при буйном старте, в потяге прямо перед нартой имеется эластичная вставка. Она растягивается при трогании с места, обеспечивая плавный старт и компенсируя рывок, который гарантированно устроят лохматые источники неиссякаемой тяги.

А тяга здесь поистине неиссякаемая: главным преимуществом хаски является не столько их мощность, сколько выносливость и запас хода. Эти собаки, похоже, никогда не устают: в ожидании поездки они вертятся, скачут, роют ямы, воют и лают (да-да, вопреки некоторым мнениям, они умеют и лаять), а стоит остановиться в ходе заезда, как они немедленно принимаются возиться, жрать снег, откапывать и опять-таки жрать какую-то жухлую траву и прочие подснежные деликатесы, а также валяться в снегу.

Одно только наблюдение за тем, как уже запряженная собака в нетерпении подпрыгивает вверх и вперед, отлетает назад, одергиваемая постромками, и прыгает снова и снова, ясно дает понять, сколько в них энергии.

Ну и уже заговорив об энергии, стоит упомянуть о максимальной скорости, запасе хода и расходе топлива. Разумеется, наш тест был крайне коротким, едва ли превысив километр, но по словам инструкторов-каюров, в день собаки могут пройти более ста километров в среднем темпе, а максимальная скорость с «форсированным мотором» из подготовленных спортивных псов , идущих по хорошей дороге, может превышать 70 километров в час! «Заправлять» упряжку нужно всего раз в день – метаболизм у собак медленный, и вечернего кормления хватает на сутки. Да и прихотливость в еде у них, похоже, поскромнее, чем у вашего спорткара, требующего 98-й бензин: конечно, одной какой-нибудь юколой их всю жизнь кормить не стоит, но и воротить носы от предложенного угощения они вряд ли станут. Все лучше, чем снег и жухлая трава, в конце концов.


Роскошь и технологии

Максимальная скорость

более 70 км/ч

Почти разобравшись с силовым агрегатом, можно отвлечься и взглянуть на экстерьер и интерьер самой нарты, а заодно поговорить об управляемости.

Экстерьер и конструкция нарты – торжество простоты. В нашем случае это компактная грузопассажирская нарта: каюр, как мы уже знаем, стоит сзади, на концах полозьев, а в самой нарте может расположиться пассажир или груз. Полозья деревянные, но снизу имеют пластиковые накладки для улучшения скольжения. Ну а еще в конструкции нарты стоит отметить «зону программируемой деформации»: дугу в передней части, которая предохраняет нарту от повреждения в случае лобового столкновения, а после такого столкновения легко заменяется на новую. Как видите, здесь все тоже отнюдь не так примитивно, как может показаться.

Еще одна важная техническая составляющая нарты – это тормоза. Сколько, говорите, у вас тормозов в автомобиле? Два, основной и стояночный? Ерунда, здесь их три. Конечно, это во многом вынужденная мера: гидропривод к лапам не присобачить, а тормозить как-то надо. Поэтому ступеней торможения три. Для легкого притормаживания здесь есть металлическая пластина с небольшим поперечным гребнем, расположенная между концами полозьев нарты, на которых стоит каюр: для снижения скорости он просто встает на нее ногой, и гребень врезается в снег. Но для полной остановки этого катастрофически мало, так что на этот случай в задней части есть уже более длинные и острые крючья, наступая на обратную сторону которых, «драйвер» вгоняет их в снег. Ну а роль стояночного тормоза выполняет крюк-якорь на тросе, который вонзают в поверхность уже после полной остановки упряжки.

Ну вот, с техникой закончили – пора погружаться в роскошь интерьера нарты. Что? Говорите, больно простецки тут все? А вот и нет: в отделке интерьера используется исключительно натуральное дерево, обивка (ладно, накидка) сиденья – натуральная оленья шкура. Как говаривал Джереми Кларксон – «такого даже в Майбахе нет!». Так что не торопимся с выводами, усаживаемся в удобный кокпит с экстремально низкой и спортивной посадкой и готовимся к самому главному – поездке!

С ветерком и азартом

Да, вышеизложенный инструктаж практически полностью подготовил нас – а заодно и вас – к поездке: ведь не так важно, как разгоняться, куда важнее знать, как тормозить. А тормозить мы умеем – правда, не можем, потому что управляет упряжкой каюр сзади, а мы возлежим на оленьей шкуре в грузопассажирском отсеке. Однако не стоит думать, что ключевой корень в слове «грузопассажирский» – это «груз».

Нарта управляется как смесь старых Жигулей и спортивного мотоцикла: специальными громкими словами, ногами и туловищем.

Правда, слова здесь исключительно позитивные: ими каюр подбадривает и подгоняет собак, регулируя тем самым скорость. Ногами, как нам уже известно, он тормозит. А вот поворачивать нарту и всю упряжку целиком – целое искусство.

Мощность

в зависимости от комплектации
8 / 7 / 5 л.с. ( лохматых сил )

Во-первых, для идеальной управляемости впереди должны идти по-настоящему толковые собаки, которые понимают, что им крайне нежелательно огибать дерево с разных сторон или бежать «прямо и все». Ведь хаски – не лошадь, и никаких, даже самых примитивных средств прямого воздействия на ведущего упряжку вожака нет. Поэтому каюр во многом полагается на собак – а сам при этом вовсю рулит непосредственно нартой.

Здесь вариантов два: для легкого поворота ему достаточно встать обеими ногами на полоз на той стороне, в которую нужно сместиться. Это немного меняет развесовку, и нарта сползает вправо или влево. Ну а если поворот более крутой, то нужно представить себя героем олдскульной игрушки Road Rash, где отмороженные байкеры гоняли на мотоцикле с люлькой. Причем представить себя нужно именно тем персонажем, что едет в люльке: в правых поворотах он свешивается из нее наружу, чтобы создать противовес и препятствовать опрокидыванию мотоцикла. Ну а каюру так нужно делать и в левых поворотах тоже. Чем круче поворот, тем сильнее надо свешиваться – и вот тут мы вспоминаем о том, что тоже в нарту не в качестве груза залезли. Хочешь – не хочешь, а чтобы не хапнуть полный рот снега или древесной коры в крутом повороте, телом подвигать тоже придется. А ты и не против!

Единственное, о чем вспоминаешь уже во время движения – это полное отсутствие у нарты такой штуки как подвеска. Собакам-то ваши страдания неведомы: они не замечают ни колдобин, ни корней, ни камней, а вот тот, кто расположился в салоне, ощущает часть дефектов дорожного полотна. Но назвать нарту некомфортной сложно: все же полозья длинные, и неровности проходятся плавно, «ползком». Главное – не наскочить на острый камень или продольную корягу: такое препятствие может оставить неизгладимый след на вашей… репутации.

Главное – душа

Знаете, некоторые автовладельцы говорят, что у их машины есть душа. Может, оно и так – но сама машина это никоим образом не доказывает. А вот у нашей упряжки совершенно точно есть целых восемь душ. Мятежных, отважных и лохматых. Поэтому, завершая тест-драйв, обязательно стоит попрощаться с каждой собакой. Потрепать по загривку, похлопать по боку, почесать за ухом, предложить любимой жухлой травы или даже чего повкуснее. Ведь автомобиль просто постоит на улице и на следующее утро заведется так же спокойно и беспристрастно, как и вчера. А собаки рады видеть вас каждый день. И этим они точно лучше любой машины.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.